Volodina-vasilisa.ru

Антикризисное мышление
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Единый внутренний рынок это

ЕДИНЫЙ РЫНОК

Экономика. Толковый словарь. — М.: «ИНФРА-М», Издательство «Весь Мир». Дж. Блэк. Общая редакция: д.э.н. Осадчая И.М. . 2000 .

Экономический словарь . 2000 .

Смотреть что такое «ЕДИНЫЙ РЫНОК» в других словарях:

ЕВРОПЕЙСКИЙ ЕДИНЫЙ РЫНОК — (European Single Market) Конечная цель интеграции национальных экономик стран членов Европейского сообщества (ЕС), ныне Европейского союза (ЕС) (European Union (EU). В соответствии с Общеевропейским актом 1986 г. этот процесс должен был… … Экономический словарь

рынок — сущ., м., употр. часто Морфология: (нет) чего? рынка, чему? рынку, (вижу) что? рынок, чем? рынком, о чём? о рынке; мн. что? рынки, (нет) чего? рынков, чему? рынкам, (вижу) что? рынки, чем? рынками, о чём? о рынках 1. Рынком является место, как… … Толковый словарь Дмитриева

Рынок (сфера товарн. обмена) — Рынок, сфера товарного обмена. С точки зрения территориальных границ рынка и его масштабов различают местный Р., национальный (внутренний) и мировой (внешний). Р. выступает господствующей и определяющей формой связи товаропроизводителей на основе … Большая советская энциклопедия

Единый Внутренний Рынок (Евр) — См. Европейский союз Словарь бизнес терминов. Академик.ру. 2001 … Словарь бизнес-терминов

Единый налог на вменённый доход — Единый налог на вмененный доход (ЕНВД) налог, вводится в действие законами муниципальных районов, городских округов, городов, применяется наряду с общей системой налогообложения и распространяется только на определенные виды деятельности.… … Википедия

Единый отраслевой классификатор печатных СМИ — Единый отраслевой классификатор печатных СМИ это инструмент систематизации рынка прессы, придания ему большей прозрачности (для издателей, рекламодателей и медиаинвесторов). Высокая степень рыночной непрозрачности (множество изданий не… … Википедия

ЕДИНЫЙ ВНЕШНИЙ ТАРИФ — (common external tariff) Тариф, применимый к торговым операциям любой из входящих в таможенный союз (customs union) или общий рынок (common market) стран с внешним миром. Если слова написаны с прописной буквы (Common External Tariff (СЕТ), термин … Экономический словарь

Рынок — I Рынок сфера товарного обмена. С точки зрения территориальных границ рынка и его масштабов различают местный Р., национальный (внутренний) и мировой (внешний). Р. выступает господствующей и определяющей формой связи товаропроизводителей… … Большая советская энциклопедия

рынок — нка; м. 1. Сфера свободного товарно денежного обращения, товарооборота, определённое экономическое пространство по производству и сбыту продукции на основе товарообмена или за деньги. Внешний, внутренний р. Мировой р. Свободный р. Создать в… … Энциклопедический словарь

Рынок труда — LABOUR MARKET Рынок, на котором происходит обмен труда на заработную плату. Предложение на рынке формируется отдельными работниками или, в более широком смысле, профсоюзами, которые ведут переговоры с работодателями на коллективной основе. Спрос… … Словарь-справочник по экономике

6.1 Формирование общего, единого, внутреннего рынка

Единый внутренний рынок Европейского союза (далее ЕС) – это уникальное межгосударственное пространство, в котором упразднена барьерная функция внутренних государственных границ, не существует национальных препятствий рыночным связям, запрещаются дискриминационные ограничения на передвижение товаров, услуг, капиталов, рабочей силы, юридических и физических лиц, снижаются пространственные различия факторов и результатов экономической деятельности.

Концепции «внутренний рынок», «единый рынок» и «общий» рынок зачастую используются как синонимы, и все же незначительно, но эти понятия имеют смысловые нюансы. Общий рынок – это этап международной экономической интеграции, который предполагает не только отмену внутренних импортно-экспортных пошлин, но и создание всех условий для свободного перемещения товаров, работ и услуг, а также капитала и трудовых ресурсов. Концепция единого рынка подчеркивает равенство условий и обязательность национального режима для всех товаров, работ, услуг и факторов производства. Это отражено в позиции Суда ЕС в решении от 5 мая 1982 г. по делу 15/81 Гастон Шуль (Gaston Schul Douane Expediteur BV ν Inspecteur der Invoerrechten en Accijnzen): общий рынок направлен на устранение всех барьеров в торговле внутри сообщества с нацеленностью на слияние национальных рынков в единый рынок; при этом преимущества такого рынка должны быть доступны не только для бизнес-игроков, но и для частных лиц. Для общего и единого рынка важно соблюдение равных условий, которые достигаются при помощи гармонизированного регулирования. Далее может последовать стадия превращения объединенных национальных рынков во внутренний рынок, что предполагает не только гармонизацию, но и унифицированное регулирование всех аспектов и сфер рынка. Рассмотрим, каким образом данные стадии проходили в рамках ЕС.

Создание единого европейского экономического пространства, построение общего рынка было одной из основных целей Римского договора 1957 г. Ст. 2 Договора о Европейском экономическом сообществе устанавливала: «Сообщество ставит своей задачей содействовать путем создания общего рынка и прогрессирующего сближения экономической политики государств-членов гармоничному развитию экономической деятельности во всем Сообществе, непрерывному и сбалансированному росту, возрастающей стабильности, ускоренному повышению уровня жизни и более тесным связям между государствами, которые оно объединяет».

Римский договор предусматривал постепенное введение в действие концепции общего рынка в течение 12 лет после вступления договора в силу (три стадии продолжительностью четыре года каждая). Во-первых, формирование общего рынка требовало устранения всех импортных и экспортных пошлин между государствами-членами, т. е. переход к общему рынку возможен только после создания таможенного союза. Если таможенные барьеры были устранены довольно быстро между государствами – членами ЕЭС, даже ранее намеченных ими сроков, то формирование общего рынка требовало не только либерализации торговли, но и свободного движения факторов производства: труда, капитала, услуг. Помимо указанных свобод необходимо вести речь и о свободном учреждении компаний на территории государств-членов, для развития бизнеса, активного сектора экономики.

Внутри общего рынка подлежат ликвидации препятствия конкуренции и взаимодействия экономик государств-членов. Условия, при которых эти ограничения устранены, получили название «принципы общего рынка» или «свободы общего рынка»: свобода движения товаров, свобода движения лиц, свобода движения услуг, свобода движения капиталов. Метод формирования общего рынка – метод позитивной интеграции, т. е. не только устранение препятствий, барьеров (негативная интеграция), но и проведение активной политики общего гармонизированного, согласованного и скоординированного формата регулирования рынка.

В 1985 году Президент Еврокомиссии Жак Делор высказался о необходимости достигнуть к 1992 году стадии единого рынка. Концепция единого рынка была заложена в Едином европейском акте 1986 г. (ЕЕА). Значение формулировки ЕЕА заключалось в том, что меры по созданию общего рынка дополнялись ликвидацией технических барьеров в торговле между странами-членами и отменой пограничных контрольных формальностей внутри Сообщества.

В Договоре о ЕС (Маастрихтском договоре 1992 г.) были внесены значительные изменения в раздел «Общая торговая политика», в частности были отменены статьи, определяющие порядок и этапы формирования общей торговой политики. Маастрихтский договор значительно ограничил правомочия государств-членов вводить защитные торговые меры: с 1993 г. такие меры могли приниматься государствами самостоятельно только при наличии предварительного разрешения Комиссии. Концепция единого рынка стала реально функционировать с 1 января 1993 г. и сегодня является составной частью экономического и валютного союза государств-членов.

Лиссабонский договор 2007 г. не обращается к категориям «единый рынок», «общий рынок», в нем фигурирует термин «внутренний рынок». Тем не менее основные характеристики внутреннего рынка остаются те же, что и для общего рынка: это «пространство без внутренних границ, в котором осуществляется свобода движения товаров, лиц, услуг, капитала» (п. 2 ст. 26 Договора о функционировании ЕС). Если, по мнению Комиссии в целях равномерного развития внутреннего рынка, в отношении каких-либо позиций и предусматриваются изъятия, то они должны иметь временный характер и привносить как можно меньше нарушений в функционирование внутреннего рынка.

В настоящее время в Договоре о функционировании ЕС вопросы внутреннего рынка урегулированы ст. ст. 26–66 и Протоколом № 27 о внутреннем рынке и конкуренции. Отдельно регламентированы вопросы конкуренции (ст. ст. 101–109 Договора о функционировании ЕС).

Внутренний рынок включает всех государств – участников ЕС без исключений. Территориально режим общего рынка распространяется также на 3 из 4 государств – членов Европейской ассоциации свободной торговли (ЕАСТ) (Исландия, Норвегия, Лихтенштейн) на основе Соглашения о Европейском экономическом пространстве 1992 г Лиссабонский договор устанавливает сферу внутреннего рынка в рамках совместной компетенции (ст. 4). При этом правила в области конкуренции – это сфера исключительной компетенции Союза (ст. 3). Вопросам внутреннего рынка придается столь большое значение, что они отнесены, среди немногих, к вопросам так называемой подразумеваемой компетенции по ст. 352 Договора о функционировании ЕС, в силу которой Совет ЕС, постановляя единогласно по предложению Комиссии и после одобрения Европейского парламента, может принять решение о расширении полномочий, если это необходимо для реализации целей внутреннего рынка.

В судебной практике Суда ЕС было расширено понимание сферы действия внутреннего рынка: внутренний рынок также охватывает вопросы ответственности, в т. ч. минимальных штрафов за нарушения права ЕС в сфере функционирования внутреннего рынка.

Единый рынок или общие проблемы?

В одном из последних номеров британский журнал The Economist назвал ситуацию с развитием общего рынка Евросоюза «проблемой, о которой никто не говорит». Между тем, процесс экономической интеграции Европы «не просто не закончен». Во многих отраслях он поворачивает вспять, утверждает влиятельное британское издание.

В прошлом году единый внутренний рынок ЕС отметил свое формальное 25-летие. Оценки официального Брюсселя по этому поводу исполнены преимущественно в радужных тонах. Отчасти с ними согласен и The Economist: так, экономическая интеграция последних десятилетий удвоила объем торговли между странами ЕС. Все члены Евросоюза, за исключением Великобритании и Ирландии, торгуют больше с другими государствами Сообщества, нежели со странами за пределами Европы. В рамках европейских трансграничных цепочек поставок, доля импорта комплектующих и готовых изделий из соседних стран превышают по объему аналогичные показатели для Азии или Северной Америки. С другой стороны, и это признают даже в руководстве ЕС, Сообщество неуклонно теряет позиции в глобальной торговле, а совокупные темпы роста его ВВП снижаются. Даже несмотря на всё новые финансовые вливания со стороны Европейского центрального банка. Десять лет назад, 16 из 40 крупнейших публичных компаний мира находились в ЕС[i]. Сегодня – только девять[ii] (с учетом двух британских). Количество стартапов мирового уровня в ЕС также невелико. Экономика Европы по-прежнему напоминает скорее лоскутное одеяло, сотканное преимущественно из национальных экономик средней величины, а не полноценного конкурента Америке и Китаю. Унификация условий ведения бизнеса в ЕС «трещит по швам». В одних случаях, процесс все еще не завершен, в других – идет на попятную.

Читать еще:  Рынок потребления товаров и услуг

У первопричин нарастающих трудностей в процессе перехода к новому уровню экономической интеграции в рамках Евросоюза есть разные объяснения. По мнению The Economist, одна из главных проблем – сохраняющаяся национальная раздробленность в секторе услуг. Который, между тем, уже дает до трех четвертей совокупного ВВП ЕС, и создал львиную долю рабочих мест в последние несколько десятилетий. Проблема в том, что единый рынок был изначально задуман для торговли товарами и весьма преуспел в вопросах ликвидации национальных барьеров и внедрения общеевропейских регулятивных норм и процедур. При все том, с точки зрения конкурентоспособности, формирование единого рынка «в первую очередь обострило конкуренцию между странами ЕС». Ведение единых унифицированных требований для всех стран еврозоны, «значительно укрепило динамику расхождения, а не способствовало сближению»[iii].

Избавиться же от барьеров в торговле услугами еще сложнее. Национальная специфика в регулировании сектора услуг играет доминирующую роль, а «некоторые нормы уходят корнями во времена средневековых гильдий». В результате, власти отдельных стран долго сопротивлялись либерализации деятельности юристов, фармацевтов или водителей такси. Целые отрасли экономики и вовсе исключены из процесса либерализации общего рынка ЕС. А в случаях, когда единые регулятивные нормы все же пробивали себе дорогу, это происходило лишь в ограниченных масштабах, напоминает The Economist. По оценкам Еврокомиссии, в странах ЕС действует до 5 тысяч национальных регулятивных процедур, касающихся секторов услуг – почти по 200 нормативных актов на страну-члена. Разрешение на оказание услуг во многих сферах требует наличия профессионального образования, сертификации, а порой и членства в профессиональных ассоциациях конкретной страны.

Как представляется, трудности и скрытые препоны на пути формирования общеевропейского рынка услуг весьма наглядно демонстрирует проект единой валюты евро. Тем более что он, в значительной мере, «перехватил» фокус внимания сторонников европейской экономической интеграции в течение последних двадцати лет. И теперь, на примере сектора финансовых услуг, можно видеть, как ликвидация барьеров для движения капиталов после введения евро привела к существенному дисбалансу в инвестициях, особенно в промышленном секторе. Выиграли страны, расположенные в центре ЕС. А вот географическая «периферия» еврозоны утратила часть былой инвестиционной привлекательности. При этом наличие евро не позволяет пострадавшим странам стимулировать экономику за счет снижения стоимости валюты. Кроме того, нынешняя архитектура еврозоны создает у некоторых национальных правительств соблазн для подспудного поощрения таких действий национальных банковских учреждений, которые угрожают подорвать финансовую устойчивость последних. Поскольку для спасения банков от банкротства ЕЦБ вынужден кредитовать их под очень низкий процент и на относительно длительный срок. Банки, в свою очередь, кредитуют правительства, когда покупают их облигации. Тем самым, власти таких стран де-факто получают косвенный доступ к «печатному станку» для эмиссии евро.[iv]

По оценкам редакции российского журнала «Эксперт», причины неудач ЕС в глобальной конкуренции коренятся не только в буксующем уже двадцать лет проекте единой европейской валюты. Но и в неспособности Европы «противостоять полностью открытому глобальному рынку» вследствие потери «значительной части» промышленного потенциала. На внутреннем рынке европейские компании, особенно в товарных секторах, быстро уступают под натиском поставщиков из КНР. При этом, «сжатие промышленности оказалось огромным ударом по всей европейской конструкции, так как Европа в экономическом смысле — прежде всего индустриальная цивилизация». Потеря доли рынка промышленными секторами экономики спровоцировала, в свою очередь, деградацию «технологического потенциала» Европы. Деиндустриализация, вкупе с многочисленными проблемами еврозоны, нанесли сильный удар по динамике доходов домохозяйств, и, в конечном счете, стали стремительно подтачивать «политическую востребованность» объединенной Европы.

Схожей точки зрения, по-видимому, придерживаются экономические власти двух ведущих стран ЕС, Германии и Франции, которые утверждают, что ответом на нынешние проблемы европейской экономики должна стать в первую очередь дирижисткая политика поддержки национальных производств. Берлин и Париж выступают за слияние европейских фирм с целью формирования промышленных «чемпионов», которых необходимо избавить от надзора антимонопольных органов и которые, за счет масштаба, будут способны конкурировать с Китаем[v].

The Economist предлагает три направления действий, которые, по мнению редакции, способны обратить вспять негативные тенденции. Во-первых, необходимо добиться полного выполнения законодательства о едином рынке на уровне всех стран-членов. Иначе не может быть и речи ни о каком едином рынке услуг или едином рынке труда. Во-вторых, необходима реформа еврозоны. Необходим общий фонд страхования банковских депозитов. Значительный по масштабам общий бюджет, одна из главных задач которого – страхование от роста безработицы. Необходимы меры по формированию общеевропейского рынка банковских услуг. Наиболее трудным видится третье предложение – ликвидация структурных барьеров на пути трансграничной торговли. Единые подходы к взиманию НДС, гармонизация правил банкротства для финансовых учреждений, меры, стимулирующие формирование общеевропейского рынка капитала. Помимо этого — стандартизация контрактов на оказание всех тех коммерческих услуг, которые технически могут быть предоставлены вне привязки к конкретному месторасположению, к примеру, бухгалтерские или в области архитектурного проектирования.

Однако вопрос полноты имплементации наднационального законодательства уже превратился в одну из главных угроз единству Евросоюза. Так, как показывает практика, как богатые, так и бедные члены Сообщества скорее демонстрируют заинтересованность в торможении окончательной либерализации экономической жизни. Единый рынок подрывает конкурентоспособность стран ЦВЕ и Юга Европы, сводя на нет их низкие в масштабах ЕС издержки и низкую стоимость товаров и рабочей силы. В свою очередь, неизбежное в процессе политического согласования «усреднение» нормативов и стандартов подрывает глобальную конкурентоспособность ведущих компаний и богатейших экономик ЕС. Так одной из причин Брекзита стало желание Лондона «уйти от свободы общего рынка в Евросоюзе», которая «на протяжении последних 10 лет» провоцировала хронический дефицит в торговом балансе Великобритании с государствами ЕС[vi]. Общий бюджет ЕС несет дополнительные расходы, субсидируя «лояльность аутсайдеров» к нормам единого рынка. Сохраняющиеся диспропорции в социально-экономическом развитии между странами и регионами не сулят скорого освобождения ведущих экономик Евросоюза «от бремени донорства». «В итоге, у государств-членов на поверку оказывается мало общих подходов» по вопросу единого рынка[vii].

Остальным двум направлениям реформ единого рынка, хотя и в разной степени, до сих пор сопротивляется крупнейшая экономика ЕС, Германия. А также, хотя и не столь решительно, экономика «номер два» — Франция. Что касается евро, то его обменный курс «явно слишком высок для Франции и Италии (это становится ударом по их конкурентоспособности), и слишком низок для Германии (примерно на 20%)». Немецкой экономике это дало решающее преимущество по сравнению с другими членами ЕС и обеспечило «огромный профицит внешней торговли».[viii] Таким образом, евро за 20 лет сделал Германию еще более могущественной в экономическом отношении. Париж, со своей стороны, пока еще не потерял надежду убедить немцев «поделиться» экономическими преимуществами.

Наконец, сектор услуг в Германии гораздо менее конкурентоспособен, по сравнению с очень сильной производственной индустрией. При этом ФРГ сильно зависит от экспорта товаров и, соответственно, от колебаний международной торговой конъюнктуры. В условиях продолжающегося не первый год замедления экономики, Берлин, предпочитает вести речь о более энергичной «промышленной политике» в рамках которой государство должно оказывать финансовую и административно-регулятивную помощь приоритетным отраслям национальной экономики. А президент Франции еще в 2017 году призывал национальных автопроизводителей вернуть домой производство из стран ЦВЕ. В настоящее время Париж сильно озабочен геоэкономическими аспектами экспансии иностранных поставщиков услуг, особенно в секторе цифровых технологий, что также демонстрирует стремление к ограничению конкуренции. А это полная противоположность линии на продвижение единого рынка Европы. При этом вступающая в должность главы ЕК с ноября Урсула фон дер Ляйен пока что явно не относит вопрос о едином рынке к числу своих приоритетов. По мнению сторонников единого рынка, причина кроется в ее политической зависимости от Германии и Франции.

Вопрос о месте и роли единого рынка в развитии экономики Европы остается открытым. С одной стороны, если не произойдет дальнейшей интеграции единого рынка в области оказания услуг, то единые наднациональные правила и нормы будут со временем «охватывать все меньшую и меньшую долю совокупной экономики ЕС». И что тогда будет связывать «единую Европу»? С другой стороны, не ясно, в какой мере возможно ускорить рост объединенной экономики Европы, одновременно поставив под угрозу экономические перспективы отдельных стран в результате дальнейшей либерализации хозяйственных связей в нынешнем формате? Пессимисты указывают на пример Великобритании, которая заявляет о намерении покинуть ЕС едва ли не любой ценой. А дальше, как сообщают СМИ, пойдет по «трамповскому» пути заключения двусторонних соглашений о свободной торговле[ix]. Оптимисты же всё еще надеются, что, несмотря на растущую турбулентность международного экономического порядка, остается время «заново изобрести правила экономической игры»[x]. Вот только способна ли нынешняя Европа «разыграть свою карту»?

Читать еще:  Активный и неактивный рынок

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

Единый внутренний рынок это

Основы современной теории экономики, производство, обмен, деньги, прибыль.

Экономика России
Автор Константин Гусев

Внутренний Рынок России

Внутренний Рынок зародился еще в условиях первобытнообщинного периода, после распада родовой общины и перехода ее в общину соседскую, то есть с появлением больших патриархальных семей, сменивших матриархальный род. Эти семьи с целью экономии своих затрат при производстве отдельной продукции стали прибегать к обменам с соседями. И чем больше становилось семей, и чем различными были их умения при производстве чего-либо, тем более выгодными становились обмены между этими патриархальными семьями. Разумеется, что вначале обмены были разовыми, затем стали более постоянными, совершаемые даже в определенное время и на определенном месте. Так зародились рынки, частые и относительно постоянные обмены, в основе которых изначально лежал прямой натуральный обмен. То есть ты мне рыбу, я тебе плоды, или ты мне плоды, я тебе дичь и тому подобное. С течением времени и в силу необходимости прямой натуральный обмен превратился в обмен посреднический, вначале с использованием продуктов-посредников (наиболее ходовых продуктов). Далее эти обмены (после появления товарного производства) переросли в обмены при помощи товаров-посредников, среди которых выделились наиболее удобные для оценки, хранения и перемещения. С развитием рыночных отношений, после появления и развития купечества, выделились наиболее удобные для хранения и оценивания товары-посредники — это драгоценные камни и благородные металлы (медь, серебро, золото), впоследствии названные деньгами.

Шло время, и естественные, натуральные деньги превратились сначала в бумажные, а далее и в условные деньги, которые и обеспечивают сегодня практически все обмены на внутренних Рынках государств. Нам надо помнить только о том, что потеряв свою натуральность, нынешние деньги потеряли и ряд своих свойств, и в первую очередь это возможность из длительного сохранения и накопления из-за неустойчивости своей меновой стоимости, которая при определенных условиях может упасть до нуля. С появлением бумажных денег мы столкнулись и таким понятием как инфляция, которая не могла быть в условиях использования в рыночной экономике натуральных денег. Благодаря праву выпускать бумажные деньги (эмиссиям) банки и государство приобрели, и сильнейшее право глобально влиять на свой Внутренний Рынок, обладая возможностью обесценивать любые денежные накопления своих граждан, предприятий и организаций. Сегодня реально почти нет смысла хранить долго любые бумажные деньги, если за них не выплачивается процент за хранение, например в банке, который как минимум должен быть не ниже уровня инфляции. В противном случае деньги надо пускать на приобретение земли, зданий, сооружений, других продуктов длительного использования или пускать в деловой оборот для получения прибыли и прироста капитала.

Внутренний Рынок — это Рынок, который ограничен чем-либо от других рынков, как территориально, так и законодательно, имеющий свои определенные правила игры, и конечно же, свою валюту (деньги). Чаще всего под внутренним Рынком подразумевается внутренний Рынок определенного государства. Хотя нам надо понимать, что сегодня практически один внутренний Рынок может располагаться на территории нескольких государств, объединенных едиными правилами игры на Рынке для всех его игроков, например, Внутренний рынок ЕЭС. В тоже время территория крупных государств может быть условно поделена на ряд региональных внутренних Рынков, отличием у которых могут быть просто наличие разных природно-климатических, природно-ресурсных, трудовых, финансовых и иных условий, ставящих, например, соседних игроков в неравные условия. Желает того государство или нет, но подобные Рынки образуются либо сами собой стихийно, либо с умышленным или неумышленным участием правительства.

Для примера, можно привести всем известный Московский Рынок, который значительно отличается от ближайших региональных Рынков, не говоря уже обо всех прочих Рынков России (Дальневосточный, Сибирский, Калининградский и т.д.). Являясь во многом искусственно созданным центром всех российских финансовых оборотов, Москва приобретает автоматически и центр большей части товарных оборотных операций. Специфика Московского Рынка заключается в том, что подчас даже соседние регионы не производят товарообменные операции напрямую, а вынужденно совершают этот процесс через Москву. Совершать подобные действия диктует всем движение денежных потоков, ибо большая часть крупных банков, бюджетных средств находится и оседает в Москве. Например, нефть и газ добывается за тысячи километров от Москвы, а почти все деньги, выручаемые за эти товары оседают в Москве, сами же регионы нефте-газодобытчики при этом остаются нищими, с изгаженной экологией и забытой социальной инфраструктурой. Подобные перекосы в экономике внутренних Рынков далеко не лучшим образом влияют на хозяйственное развитие страны в целом. А, во-вторых, данное действо вряд ли можно отнести к Рыночной экономике как таковой, ибо это называется просто финансовый монополизм. Однако антимонопольный орган о таком даже и не задумывается, считая очевидно, что монополизм финансовый не относится к товарному монополизму, а потому это не их дело.

Внутренний Рынок состоит из множества различных местных Рынков с различными условиями торговли, видами товаров и финансовым (денежным) обеспечением, которые выливаются в различные отношения спроса и предложения. На условия объединения местных рынков в Единый Внутренний рынок влияют также наличие (отсутствие) транспортных магистралей, условия связи, наличие (отсутствие) собственных, местных производителей по тем или иным продуктам, составу и денежной обеспеченности покупателей, общего уровня экономического развития территории, развития социальной инфраструктуры и так далее. Внутренний рынок далеко не так однороден, как, возможно считают те, от кого зависит его развитие. Стоит обратить внимание на то, что развитие Внутреннего рынка в большей степени зависит от покупательной способности населения, а не наличия денег в банках, как считает, например, правительство и законодатели России. Наличие денег в банках совсем не означает, что деньги будут и у населения, которое в основном обеспечивает спрос, то есть дает зеленый свет производству для его развития, наращивания. Если будет необходимый совокупный спрос, то производители и без особой помощи банков будут в состоянии развиваться. А вот, если спрос мал, то и банковские деньги не нужны производителям. Это стоит всегда помнить тем, кто слишком печется о банках, и совсем мало о производителях, и еще меньше о населении, главном толкателе развития экономики. Увы, в России, как впрочем, и во многих других государствах, у которых Россия, к сожалению, учится, действуют в ущерб, развитию экономики, угнетая доходы основного населения в угоду банковской и олигархической кучке лиц, оберегая их от кризисов, подстраивая под них законы, прощая им крупные неуплаты налогов и так далее. Обычных граждан будут преследовать за неуплату налогов на 100 рублей, а богатым прощают неуплату налогов в 100 миллионов рублей. Вот она, какова экономическая политика Российского государства. Малоимущие платят все, богатые только столько, сколько считают нужным. Конечно, же в таких условиях, хорошего развития государство не получит, ибо богатые как вывозили за границу получаемые доходы (в разных видах) от использования Российских природных и трудовых ресурсов, так и будут это делать впредь, разве что будут выбирать иные страны для этого. Да, собственно, ни какой возврат денег (капиталов) из-за границы не изменит ситуацию в Российской экономике, если не поменяется сама система развития экономики, отношение власти к малому и среднему бизнесу, к монополизму, к системе налогообложения и так далее. В противном случае, ни чего не измениться на Внутреннем рынке России, а , значит и в развитии экономики. Россия так и будет приращивать ВВП на уровне 0,5-1,5 процента в год, хотя могла бы 7-10 процентов, при условии смены общего курса в управлении экономикой. Необходимо взять за основу развитие в первую очередь своего Внутреннего рынка, а не «помощь» развитым государствам в виде поставок дешевого сырья и использования их валют, как для обеспечения внешней торговли, так и хранения своего «золотого запаса».

Единый рынок и экономический союз;

Таможенный союз

Следующей ступенью международной экономической интеграции является таможенный союз (ТС). Его можно определить как соглашение двух или более государств об упразднении таможенных пошлин в торговле между ними, это форма коллективного протекционизма.

В рамах ТС происходят серьезные изменения в структуре производства и потребления стран-участниц. Проводя единую внешнеторговую политику, имея в виду таможенные тарифов, различные внешнеторговые преференции, протекционизм и т.д., страны регулируют товарные потоки с учетом уровня внешнего тарифа и результирующих цен. Это в свою очередь дает толчок к перемонтировке ресурсов, в потреблении и производстве.

Качественно более высокой ступенью интеграции является единый рынок (ЕР). К настоящему времени этот этап интеграционного развития реализован в ЕС, на основе опыта которого могут быть сделаны практические выводы и оценки. Не исключено, что в перспективе, по мере развития других подобных интеграционных структур, появятся новые моменты, присущие этим группировкам, которые будут иметь определенные отличия от практики ЕС.

Перерастание ТС в единый рынок обуславливается как чисто экономическими факторами, так и политическими.

Создание ЕР предусматривает на сегодня реализацию шести-семи обязательных крупных задач, что невозможно осуществить в рамках ТС. Однако именно ТС, упраздняя таможенные пошлины между государствами-членами и разрабатывая единую торговую политику по отношению к третьим странам, создает предпосылки перехода к ЕР. Но для создания ЕР этого недостаточно.

Читать еще:  Рынок рабочей силы

Следующая задача – разработка общей политики развития отдельных отраслей и секторов экономики. При их выборе следует исходить из того, насколько это важно для последующего закрепления интеграции, каков будет социальный резонанс после принятия соответствующих мер, как это скажется на нуждах и потребностях конкретного потребителя. Не случайно в ЕС при переходе к ЕР в качестве избранных сфер определены сельское хозяйство и транспорт.

Четвертая задача – создание условий для свободного движения капитала, рабочей силы, услуг и информации, дополняющих беспрепятственно перемещение товаров.

Необходимо обозначить и следующие задачи, решаемые при создании ЕР: формирование общих фондов содействия социальному и региональному развитию, что подразумевает поворот к интересам и нуждам непосредственно потребителя, ориентацию на удовлетворение потребностей на местах, позволяющих реально ощутить преимущества интеграционных процессов. Эти экономические шаги обуславливают и согласование мер по гармонизации и унификации национальных законов. При этом особое место отводится введению системы мер, предотвращающих нарушению норм, регулирующих конкуренцию. Естественно, тем самым предопределяется необходимость формирования специальных, в том числе наднациональных механизмов управления и контроля. В ЕС – это Европарламент, Совет Министров, Еврокомиссия, Суд, Европейский Совет.

В принципе строительство ЕР должно завершиться созданием единого экономического, правового и информационного пространства и дать импульс для перехода интеграционной группировки и качественно новой ступени – экономическому союзу (ЭС). Пока теоретических разработок по сути, механизмам и инструментам ЭС немного, практически отсутствует опыт для обобщения и выводов. Как известно, в Европе ЕР был создан к началу 1993 г. И сразу же была поставлена задача создания экономического и валютного союза. Создан Европейский банк. Определен уставной капитал в 4 млрд. Евро. Доли распределены между 15 странами: Бундесбанк – 24,4%, Банк де Франс – 16,9, Банко ди Италия – 15, Бэнк оф Инглэнд – 14,7, и т.д., в том числе Люксембург – 0,15%.

2.3. Ведущие интеграционные объединения.

1. Европейский Союз. Образован 9 мая 1950 г. на основе Парижского договора об учреждении Европейского объединения угля и стали (ЕОУС). Договор подписали следующие страны: Франция, ФРГ, Италия, Бельгия, Нидерланды, Люксембург. Вступил в силу с 1953 г. В 1957 г. было образовано ЕЭС. Этапы развития ЕС:

1957 – 1966 – формирование ЗСТ

1987 – 1992 – Общий рынок

1993 – 1998 – Экономический Союз

1999 – … –Экономический и валютный Союз

Современное название ЕС получил на основе Маастрихтского договора 1992 г., когда был взят курс на формирование Экономического Союза.

Основные принципы ЕС:

— Свободный торговый обмен.

— Свободное передвижение граждан стран – членов.

— Свобода выбора места жительства.

— Свобода предоставления услуг.

— Свободный оборот капиталов.

— Европейский Совет – высший орган

— Европейский Парламент (732 депутата)

— Совет Министров – законодательный орган

— Комиссия ЕС – исполнительный орган

Для расчётов между странами ЕС в 1971 году была введена ЭКЮ. С 1999г. – Евро.

Страны – члены ЕС:

1950г.: 1.Бельгия, 2.Италия, 3.Нидерланды, 4.Люксембург, 5.Франция, 6.ФРГ.

1973г.: 7.Великобритания, 8.Дания, 9.Ирландия.

1986г.: 11.Испания, 12.Португалия.

1995г.: 13.Австрия, 14.Финляндия, 15.Швеция.

2004г.: 16.Кипр, 17.Мальта, 18.Венгрия, 19.Польша, 20.Словакия , 21.Чехия,

22.Словения, 23.Латвия, 24.Литва, 25.Эстония.

2007г.: 26.Болгария, 27.Румыния.

1999г.: 1.Бельгия, 2.Нидерланды, 3.ФРГ, 4.Испания, 5.Франция, 6.Ирландия, 7.Италия, 8.Люксембург, 9.Австрия, 10.Португалия,11.Финляндия.

2007г.: 13. Словения.

2008г.: 14.Кипр, 15.Мальта.

2009г.: 16. Словакия.

2011г.: 17. Эстония.

Критерии вступления в еврозону разработаны Маастрихтским договором:

— дефицит бюджета не более 3% ВВП

— государственный долг не более 60% ВВП.

2. ЕАСТ. Европейская ассоциация свободной торговли. Образована в 1960г. 11 государствами, 7 из которых вошли в ЕС. В настоящее время членами ЕАСТ являются Норвегия, Швейцария, Исландия, Лихтенштейн.

— содействие финансовому росту и финансовой стабильности;

— создание благоприятных условий для торговли посредством ликвидации торговых барьеров.

Договор распространяется только на промышленные товары, в отношении которых действует режим беспошлинного оборота между странами ЕАСТ.

В 1991г. между ЕС и ЕАСТ было подписано соглашение об Европейском экономическом пространстве (ЕЭП), которое предусматривает решение следующих задач:

— свободное движение товаров, услуг, капиталов и р/с;

— проведение согласованной политики в области экономики, научных исследований, экологии, образования, социальной социальной сферы.

В структуре ЕЭП два общих органа: Совет ЕЭП – высший политический орган и Объединённый комитет ЕЭП, отвечающий за текущую деятельность.

3. НАФТА. Образована в 1994 г. США, Канада, Мексика.

Цель создания: отмена таможенных барьеров, свобода перемещения через границы товаров, услуг, капиталов, трудовых ресурсов. У Нафта отсутствуют межгосударственные органы управления, единая экономическая и валютная политика. 80% мексиканского экспорта и 40% американского освобождено от таможенных пошлин.

4. МЕРКОСУР. Mercado Comun del sur. Общий рынок стран Южного конуса. Образован в 1991г.: Аргентина, Бразилия, Уругвай, Парагвай. С 2007г. вошла Венесуэла.В качестве ассоциированных членоа участвуют Чили, Боливия, Перу, Эквадор, Колумбия. Договор предусматривает свободное движение товаров, капиталов и рабочей силы между странами-участницами; введение единого тарифа по отношению к третьим странам; координацию политики в области промышленности, с/х, транспорта, связи, а также в валютно-финансовой сфере.

В 2001г. В Квебеке по инициативе США было принято решение о создании Американской зоны свободной торговли, которое одобрили 34 страны. Ключевым элементом формирование АЗСТ является взаимодействие между НАФТА и МЕРКОСУР.

5. АСЕАН.Была образована в 1967г. В настоящее время объединяет 10 стран: Индонезия, Малайзия, Сингапур, Таиланд, Филлипины, Бруней (1984), Вьетнам (1995), Лаос (1997), Мьянма (1997), Камбоджа (1999).

Основные направления деятельности АСЕАН:

— развитие сотрудничества в экономической, социальной, культурной областях;

— создание зоны свободной торговли;

— экономическое сотрудничество в сферах финансов, с/х, транспорта, туризма, телекоммуникаций, экологии;

С 2000г. взят курс на формирование ТС.

6.АТЭС.Организация Тихоокеанского экономического сотрудничества была создана в 1989г., на постоянной основе осуществляет деятельность с 1993г. Функционирует в формате форума. Эта региональная структура, объединенная чисто географическим принципом — общим выходом к Тихому океану, не имеет устава и формально не может называться международной организацией. Вся деятельность строится на основе консенсуса и добровольности, что служит гарантией против ущемления интересов участников.

В АТЭС входит 21 страна, в том числе промышленно развитые: Япония Австралия, Новая Зеландия, США, Канада; развивающиеся страны Азии: Гонконг, Тайвань, Филлипины, Индонезия, КНР, Республика Корея, Таиланд, Сингапур, Малайзия, Бруней, Папуа Новая Гвинея, Вьетнам (1997г.); страны Центральной и Южной Америки: Мексика, Чили, Перу (1997г.); страны с переходной экономикой: РФ (1997г.). Страны АТЭС создают более 55% мирового ВВП.

Специфика функционирования АТЭС определяется его консультативным статусом, в рамках которого вырабатываются региональные правила ведения торговли, инвестиционной и финансовой деятельности, проходят встречи отраслевых министров и экспертов по вопросам сотрудничества в различных отраслях.

7. СНГ. Основой создания является Соглашение, подписанное в Минске 8 декабря 1991г. РФ, Белоруссией, Украиной. 21 декабря 1991г. 11 государств: Армения, Азербайджан, Беларусь, Кыргистан, Молдова, РФ, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украина подписали Соглашение о создании СНГ. 6 января 1993г. был принят Устав СНГ. В 1993г. к СНГ присоединилась Грузия.

Этапы формирования СНГ.

1 этап. 1991-1992г.г. Преобладали разъединительные тенденции, обусловленные политическими и экономическими процессами.

2 этап. 14 мая 1993г. принята декларация о поэтапном движении к экономическому союзу. 24 сентября 1993г. был подписан Договор о создании Экономического союза. Был создан Межгосударственный Экономический Комитет – постоянно действующий орган, хотя без точно определённых полномочий.

В течение 1992 -1993 гг. РФ заключила двусторонние соглашения о свободной торговле с большинством государств СНГ. В этот период сформировалась организационная структура сотрудничества – Совет глав государств, Совет глав правительств, Межпарламентская ассамблея СНГ. С 1993г. с Минске действует Исполнительный секретариат – своего рода штаб-квартира. Созданы Совет министров иностранных дел. Совет министров обороны государств СНГ.

3 этап. В апреле 1994г. подписание соглашения «О создании зоны свободной торговли», которое сразу же вступило в силу. Происходило упрощение и унификация таможенных процедур в рамках подписанного 8 июля 1994г Соглашения об упрощении и унификации процедур таможенного оформления на таможенных границах. На первых 3 этапах было принято 880 решений, реализовано только 130.

4 этап. Характеризуется созданием субрегиональных группировок в составе нескольких членов СНГ:

— союз четырёх (1996г.), куда вошли РФ, Белоруссия, Казахстан, Киргизия;

— союз РФ и Белоруссии (1997г.)

В январе 1995г. подписано соглашение о тройственном Таможенном союзе между РФ, Казахстаном, Белоруссией. В марте 1996г. присоединился Киргизия, в феврале 1999г. Таджикистан. 25 февраля 1999г. был подписан Договор о Таможенном союзе и ЕЭП.

Создание таможенного союза планировалось в два этапа:

1. Отмена тарифных и количественных ограничений в торговле.

2. Формирование единого таможенного пространства с переносом таможенного контроля с внутренних границ на внешние.

Принятие Киргизии в октябре 1998г. в ВТО сделало проблематичным её участие в Таможенном союзе.

В октябре 2000г. Таможенный союз пяти был преобразован в Европейско – Азиатское Экономическое Сообщество (ЕврАзЭС) в составе РФ, Белоруссии, Казахстана, Таджикистана, Киргизии, Узбекистана (2006г.)

Основные цели ЕврАзЭС:

— выработка общей политики по проведению структурной перестройки экономики;

— формирование режима свободной торговли;

— формирование единого таможенного тарифа;

— образование общего рынка транспортных услуг.

В 2001г. была образована ШОС.

В 2008 г. Грузия приостановила членство, а в 2009 г. вышла из СНГ.

В июне 2009г. было принято решение о создании ТС между РФ, Казахстаном, Белоруссией с 1 января 2010г.

Удельный вес ведущих интеграционных объединений в Мировом хозяйстве

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector