Volodina-vasilisa.ru

Антикризисное мышление
2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Общий рынок европы

Создание Общего рынка

1957 год

О Соединённых Штатах Европы писал ещё В. И. Ленин. Прообразом их стало Европейское экономическое сообщество (ЕЭС), созданное в 1957 году. В настоящее время речь идёт о формировании «единого экономического пространства», в котором решаются проблемы свободного передвижения товаров, услуг и рабочей силы.

Американо-канадское соглашение о свободе торговли, подписанное в 1989 году, содержит ряд положений, являющихся реальными шагами к созданию северо-американского общего экономического пространства. Общие рынки созданы в Юго-Восточной Азии, арабском мире, Африке и Центральной Америке.

Общий рынок — концепция экономической интеграции государств — членов Европейского союза в рамках Европейского сообщества (до 1992 года Европейского экономического сообщества — ЕЭС). Основные положения концепции Общего рынка отражены в Римском договоре о Европейском сообществе 1957 года.

Общий рынок включает три основных элемента. Первый элемент — это таможенный союз, который охватывает всю торговлю товарами, предусматривает запрещение импортных и экспортных пошлин и любых сборов с равнозначным эффектом в торговых отношениях между государствами-членами, а также введение общего таможенного тарифа в их отношениях с третьими странами.

Второй элемент предопределяет то, что кроме таможенных пошлин и количественных ограничений на товарооборот внутри Общего рынка подлежат ликвидации и другие препятствия конкуренции и взаимодействию экономик государств-членов. Условия, устраняющие эти ограничения, получили название «принципы Общего рынка»: свобода движения товаров, свобода движения лиц, свобода движения услуг, свобода движения капиталов.

Третьим элементом Общего рынка является так называемая «позитивная интеграция» (в отличие от «негативной интеграции», направленной на разрушение экономических барьеров) — проведение государствами-членами через органы Европейского сообщества общих политик: аграрной, антимонопольной, торговой и так далее.

Римский договор предусматривал постепенное введение в действие концепции Общего рынка в течение первых 12 лет после вступления Договора в силу (1958 год). Этот период в свою очередь подразделялся на три стадии, по четыре года каждая. В течение этого времени, в соответствии с подробным расписанием, осуществлялось снижение, вплоть до полного устранения, тарифных и нетарифных ограничений во взаимной торговле, унификация таможенных правил и введение общего таможенного тарифа, постепенная отмена, устранение ограничений на свободу жительства и экономической деятельности, на движение капиталов внутри сообщества. Устанавливались также сроки поэтапного введения общих политик.

В целом процесс создания Общего рынка завершился к концу 1960-х годов.

Концепция Общего рынка послужила основой для реализации концепции внутреннего рынка, заложенной в Едином европейском акте 1986 года и сегодня являющейся составной частью экономического и валютного союза государств-членов. Общий рынок частично распространяется также на государства — члены ЕАСТ (Швейцарию, Лихтенштейн, Исландию, Норвегию) на основе механизма Европейского экономического пространства, соглашение о котором было заключено в 1992 году.

Общий рынок

Общий рынок — форма экономической интеграции стран, предполагающая свободное перемещение товаров, работ и услуг, а также факторов производства — капитала, трудовых ресурсов — через границы стран, являющихся членами общего рынка.

Общий рынок являлся одним из этапов интеграционных процессов в Европе. Соглашение об общем рынке было подписано шестью странами Европы (Западной Германией, Францией, Италией, Бельгией, Нидерландами и Люксембургом) в Риме в 1957 году (Римский договор). Общий рынок в Европе возник на основе положительного опыта действия Европейского объединения угля и стали. В дальнейшем в Европе углубление интеграционных процессов привело к созданию Европейского экономического сообщества (ЕЭС), а затем и Европейского союза (ЕС).

Примеры общего рынка:

  • Андская группа (англ.The Andean Community или исп.Comunidad Andina, CAN );
  • Европейская экономическая зона (англ.European Economic Area, EEA ), объединяющая ЕС, Норвегию, Исландию и Лихтенштейн;
  • Общий рынок Карибского сообщества (англ.Caribbean Community single market, CARICOM );
  • Центральноамериканский общий рынок — торгово-экономический союз стран Центральной Америки;
  • Южноамериканский общий рынок — экономический союз стран Южной Америки.
  • Единое экономическое пространство Белоруссии, Казахстана, России.

См. также

Wikimedia Foundation . 2010 .

Смотреть что такое «Общий рынок» в других словарях:

Общий рынок — (European Economic Community; EEC; Common Market) Европейский общий рынок, созданный в 1957 г. шестью государствами членами Европейского объединения угля и стали (ЕОУС). Одновременно с ним было образовано Европейское сообщество по атомной энергии … Финансовый словарь

Общий рынок — (common market) форма экономической интеграции стран, главной особенностью которой является свободное перемещение товаров, работ и услуг, а также факторов производства капитала,трудовых ресурсов через границы стран, являющихся членами общего… … Экономико-математический словарь

общий рынок — Форма экономической интеграции стран, главной особенностью которой является свободное перемещение товаров, работ и услуг, а также факторов производства капитала,трудовых ресурсов через границы стран, являющихся членами общего рынка. Общий рынок… … Справочник технического переводчика

ОБЩИЙ РЫНОК — (European Economic Community, EEC; Common Market) Европейский общий рынок, созданный в 1957 г. шестью государствами – членами Европейского объединения угля и стали (European Coal and Steel Community). Одновременно с ним было образовано… … Словарь бизнес-терминов

ОБЩИЙ РЫНОК — (common market) Полностью интегрированная рыночная зона. Общий рынок предполагает не только полную свободу внутренней торговли, как таможенный союз (customs union), но и свободное перемещение рабочей силы (mobility of labour) и капитала.… … Экономический словарь

ОБЩИЙ РЫНОК — ОБЩИЙ РЫНОК, смотри Европейское экономическое сообщество … Современная энциклопедия

ОБЩИЙ РЫНОК — см. Европейское экономическое сообщество … Большой Энциклопедический словарь

ОБЩИЙ РЫНОК — «ОБЩИЙ РЫНОК», см. Европейское экономическое сообщество (см. ЕВРОПЕЙСКОЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СООБЩЕСТВО) … Энциклопедический словарь

«ОБЩИЙ РЫНОК» — одно из названий Европейского сообщества. Райзберг Б.А., Лозовский Л.Ш., Стародубцева Е.Б.. Современный экономический словарь. 2 е изд., испр. М.: ИНФРА М. 479 с.. 1999 … Экономический словарь

ОБЩИЙ РЫНОК — (Сommon Market) См.: Европейское Сообщество (European Community); Европейское экономическое сообщество (European Economic Community). Бизнес. Толковый словарь. М.: ИНФРА М , Издательство Весь Мир . Грэхэм Бетс, Барри Брайндли, С. Уильямс и др.… … Словарь бизнес-терминов

Единый рынок или общие проблемы?

В одном из последних номеров британский журнал The Economist назвал ситуацию с развитием общего рынка Евросоюза «проблемой, о которой никто не говорит». Между тем, процесс экономической интеграции Европы «не просто не закончен». Во многих отраслях он поворачивает вспять, утверждает влиятельное британское издание.

Читать еще:  Растущий рынок это

В прошлом году единый внутренний рынок ЕС отметил свое формальное 25-летие. Оценки официального Брюсселя по этому поводу исполнены преимущественно в радужных тонах. Отчасти с ними согласен и The Economist: так, экономическая интеграция последних десятилетий удвоила объем торговли между странами ЕС. Все члены Евросоюза, за исключением Великобритании и Ирландии, торгуют больше с другими государствами Сообщества, нежели со странами за пределами Европы. В рамках европейских трансграничных цепочек поставок, доля импорта комплектующих и готовых изделий из соседних стран превышают по объему аналогичные показатели для Азии или Северной Америки. С другой стороны, и это признают даже в руководстве ЕС, Сообщество неуклонно теряет позиции в глобальной торговле, а совокупные темпы роста его ВВП снижаются. Даже несмотря на всё новые финансовые вливания со стороны Европейского центрального банка. Десять лет назад, 16 из 40 крупнейших публичных компаний мира находились в ЕС[i]. Сегодня – только девять[ii] (с учетом двух британских). Количество стартапов мирового уровня в ЕС также невелико. Экономика Европы по-прежнему напоминает скорее лоскутное одеяло, сотканное преимущественно из национальных экономик средней величины, а не полноценного конкурента Америке и Китаю. Унификация условий ведения бизнеса в ЕС «трещит по швам». В одних случаях, процесс все еще не завершен, в других – идет на попятную.

У первопричин нарастающих трудностей в процессе перехода к новому уровню экономической интеграции в рамках Евросоюза есть разные объяснения. По мнению The Economist, одна из главных проблем – сохраняющаяся национальная раздробленность в секторе услуг. Который, между тем, уже дает до трех четвертей совокупного ВВП ЕС, и создал львиную долю рабочих мест в последние несколько десятилетий. Проблема в том, что единый рынок был изначально задуман для торговли товарами и весьма преуспел в вопросах ликвидации национальных барьеров и внедрения общеевропейских регулятивных норм и процедур. При все том, с точки зрения конкурентоспособности, формирование единого рынка «в первую очередь обострило конкуренцию между странами ЕС». Ведение единых унифицированных требований для всех стран еврозоны, «значительно укрепило динамику расхождения, а не способствовало сближению»[iii].

Избавиться же от барьеров в торговле услугами еще сложнее. Национальная специфика в регулировании сектора услуг играет доминирующую роль, а «некоторые нормы уходят корнями во времена средневековых гильдий». В результате, власти отдельных стран долго сопротивлялись либерализации деятельности юристов, фармацевтов или водителей такси. Целые отрасли экономики и вовсе исключены из процесса либерализации общего рынка ЕС. А в случаях, когда единые регулятивные нормы все же пробивали себе дорогу, это происходило лишь в ограниченных масштабах, напоминает The Economist. По оценкам Еврокомиссии, в странах ЕС действует до 5 тысяч национальных регулятивных процедур, касающихся секторов услуг – почти по 200 нормативных актов на страну-члена. Разрешение на оказание услуг во многих сферах требует наличия профессионального образования, сертификации, а порой и членства в профессиональных ассоциациях конкретной страны.

Как представляется, трудности и скрытые препоны на пути формирования общеевропейского рынка услуг весьма наглядно демонстрирует проект единой валюты евро. Тем более что он, в значительной мере, «перехватил» фокус внимания сторонников европейской экономической интеграции в течение последних двадцати лет. И теперь, на примере сектора финансовых услуг, можно видеть, как ликвидация барьеров для движения капиталов после введения евро привела к существенному дисбалансу в инвестициях, особенно в промышленном секторе. Выиграли страны, расположенные в центре ЕС. А вот географическая «периферия» еврозоны утратила часть былой инвестиционной привлекательности. При этом наличие евро не позволяет пострадавшим странам стимулировать экономику за счет снижения стоимости валюты. Кроме того, нынешняя архитектура еврозоны создает у некоторых национальных правительств соблазн для подспудного поощрения таких действий национальных банковских учреждений, которые угрожают подорвать финансовую устойчивость последних. Поскольку для спасения банков от банкротства ЕЦБ вынужден кредитовать их под очень низкий процент и на относительно длительный срок. Банки, в свою очередь, кредитуют правительства, когда покупают их облигации. Тем самым, власти таких стран де-факто получают косвенный доступ к «печатному станку» для эмиссии евро.[iv]

По оценкам редакции российского журнала «Эксперт», причины неудач ЕС в глобальной конкуренции коренятся не только в буксующем уже двадцать лет проекте единой европейской валюты. Но и в неспособности Европы «противостоять полностью открытому глобальному рынку» вследствие потери «значительной части» промышленного потенциала. На внутреннем рынке европейские компании, особенно в товарных секторах, быстро уступают под натиском поставщиков из КНР. При этом, «сжатие промышленности оказалось огромным ударом по всей европейской конструкции, так как Европа в экономическом смысле — прежде всего индустриальная цивилизация». Потеря доли рынка промышленными секторами экономики спровоцировала, в свою очередь, деградацию «технологического потенциала» Европы. Деиндустриализация, вкупе с многочисленными проблемами еврозоны, нанесли сильный удар по динамике доходов домохозяйств, и, в конечном счете, стали стремительно подтачивать «политическую востребованность» объединенной Европы.

Схожей точки зрения, по-видимому, придерживаются экономические власти двух ведущих стран ЕС, Германии и Франции, которые утверждают, что ответом на нынешние проблемы европейской экономики должна стать в первую очередь дирижисткая политика поддержки национальных производств. Берлин и Париж выступают за слияние европейских фирм с целью формирования промышленных «чемпионов», которых необходимо избавить от надзора антимонопольных органов и которые, за счет масштаба, будут способны конкурировать с Китаем[v].

The Economist предлагает три направления действий, которые, по мнению редакции, способны обратить вспять негативные тенденции. Во-первых, необходимо добиться полного выполнения законодательства о едином рынке на уровне всех стран-членов. Иначе не может быть и речи ни о каком едином рынке услуг или едином рынке труда. Во-вторых, необходима реформа еврозоны. Необходим общий фонд страхования банковских депозитов. Значительный по масштабам общий бюджет, одна из главных задач которого – страхование от роста безработицы. Необходимы меры по формированию общеевропейского рынка банковских услуг. Наиболее трудным видится третье предложение – ликвидация структурных барьеров на пути трансграничной торговли. Единые подходы к взиманию НДС, гармонизация правил банкротства для финансовых учреждений, меры, стимулирующие формирование общеевропейского рынка капитала. Помимо этого — стандартизация контрактов на оказание всех тех коммерческих услуг, которые технически могут быть предоставлены вне привязки к конкретному месторасположению, к примеру, бухгалтерские или в области архитектурного проектирования.

Читать еще:  Ресурсный рынок это

Однако вопрос полноты имплементации наднационального законодательства уже превратился в одну из главных угроз единству Евросоюза. Так, как показывает практика, как богатые, так и бедные члены Сообщества скорее демонстрируют заинтересованность в торможении окончательной либерализации экономической жизни. Единый рынок подрывает конкурентоспособность стран ЦВЕ и Юга Европы, сводя на нет их низкие в масштабах ЕС издержки и низкую стоимость товаров и рабочей силы. В свою очередь, неизбежное в процессе политического согласования «усреднение» нормативов и стандартов подрывает глобальную конкурентоспособность ведущих компаний и богатейших экономик ЕС. Так одной из причин Брекзита стало желание Лондона «уйти от свободы общего рынка в Евросоюзе», которая «на протяжении последних 10 лет» провоцировала хронический дефицит в торговом балансе Великобритании с государствами ЕС[vi]. Общий бюджет ЕС несет дополнительные расходы, субсидируя «лояльность аутсайдеров» к нормам единого рынка. Сохраняющиеся диспропорции в социально-экономическом развитии между странами и регионами не сулят скорого освобождения ведущих экономик Евросоюза «от бремени донорства». «В итоге, у государств-членов на поверку оказывается мало общих подходов» по вопросу единого рынка[vii].

Остальным двум направлениям реформ единого рынка, хотя и в разной степени, до сих пор сопротивляется крупнейшая экономика ЕС, Германия. А также, хотя и не столь решительно, экономика «номер два» — Франция. Что касается евро, то его обменный курс «явно слишком высок для Франции и Италии (это становится ударом по их конкурентоспособности), и слишком низок для Германии (примерно на 20%)». Немецкой экономике это дало решающее преимущество по сравнению с другими членами ЕС и обеспечило «огромный профицит внешней торговли».[viii] Таким образом, евро за 20 лет сделал Германию еще более могущественной в экономическом отношении. Париж, со своей стороны, пока еще не потерял надежду убедить немцев «поделиться» экономическими преимуществами.

Наконец, сектор услуг в Германии гораздо менее конкурентоспособен, по сравнению с очень сильной производственной индустрией. При этом ФРГ сильно зависит от экспорта товаров и, соответственно, от колебаний международной торговой конъюнктуры. В условиях продолжающегося не первый год замедления экономики, Берлин, предпочитает вести речь о более энергичной «промышленной политике» в рамках которой государство должно оказывать финансовую и административно-регулятивную помощь приоритетным отраслям национальной экономики. А президент Франции еще в 2017 году призывал национальных автопроизводителей вернуть домой производство из стран ЦВЕ. В настоящее время Париж сильно озабочен геоэкономическими аспектами экспансии иностранных поставщиков услуг, особенно в секторе цифровых технологий, что также демонстрирует стремление к ограничению конкуренции. А это полная противоположность линии на продвижение единого рынка Европы. При этом вступающая в должность главы ЕК с ноября Урсула фон дер Ляйен пока что явно не относит вопрос о едином рынке к числу своих приоритетов. По мнению сторонников единого рынка, причина кроется в ее политической зависимости от Германии и Франции.

Вопрос о месте и роли единого рынка в развитии экономики Европы остается открытым. С одной стороны, если не произойдет дальнейшей интеграции единого рынка в области оказания услуг, то единые наднациональные правила и нормы будут со временем «охватывать все меньшую и меньшую долю совокупной экономики ЕС». И что тогда будет связывать «единую Европу»? С другой стороны, не ясно, в какой мере возможно ускорить рост объединенной экономики Европы, одновременно поставив под угрозу экономические перспективы отдельных стран в результате дальнейшей либерализации хозяйственных связей в нынешнем формате? Пессимисты указывают на пример Великобритании, которая заявляет о намерении покинуть ЕС едва ли не любой ценой. А дальше, как сообщают СМИ, пойдет по «трамповскому» пути заключения двусторонних соглашений о свободной торговле[ix]. Оптимисты же всё еще надеются, что, несмотря на растущую турбулентность международного экономического порядка, остается время «заново изобрести правила экономической игры»[x]. Вот только способна ли нынешняя Европа «разыграть свою карту»?

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

ОБЩИЙ РЫНОК И ЕВРОПЕЙСКИЙ СОЮЗ

В условиях начавшегося распада колониальной системы евро­пейские страны вернулись к свободной торговле, но на более высоком уровне. Договаривающиеся страны не просто отменяли или сокращали пошлины, как в XIX в., а добровольно делегиро­вали определенную часть своего суверенитета руководящему вы­борному органу. В этом и заключалась интеграция. Еще в начале 1950-х гг. Франция, ФРГ, Италия, Бельгия, Голландия и Люк­сембург учредили специальным договором Европейское объеди­нение угля и стали на базе западно-германских и французских запасов топлива и металла. Следующим этапом явилось созда­ние таможенного союза, предусматривающего свободное дви­жение товаров, лиц, капиталов и услуг в пределах государств-членов Европейского сообщества, а также общие таможенные тарифы в торговле с государствами, не входящими в сообще­ство. Соответствующий договор подписан той же шестеркой государств в 1957г. в Риме. Так был создан первый в истории экономики общий рынок (тогда же возникло и европейское объе­динение атомной промышленности — Евратом). Создание об­щего рынка потребовало сложной и длительной работы по гар­монизации национальных законодательств, неоднократно воз­никал кризис, сложно было найти сочетание интересов бывших монополий в своих бывших колониях с интеграцией эко­номики в общем рынке. Эту проблему постепенно разрешили на основе интеграции: 66 государств Африки, Карибского бас­сейна и Тихоокеанского региона являются ныне ассоциирован­ными членами Европейского союза, включающего уже 15 госу­дарств (кроме 6 учредителей, — Великобританию, Ирландию, Испанию, Португалию, Грецию, Австрию, Данию, Швецию, Финляндию).

Наиболее сложные экономические проблемы состояли в интег­рации европейского агрорынка (с 1964 г.) и валюты (с 1972 г.). Это удалось достигнуть на базе общих финансовых ресурсов, образованных таможенными пошлинами в торговле с нечлена­ми содружества. Так появилась возможность компенсировать за­падно-европейскому фермерству убытки вследствие сокраще­ния выпуска сельхозпродукции при ее перепроизводстве. Со­зданная на той же базе евровалюта (ЭКЮ) до конца столетия носит расчетный характер; с 2000г. в ЕС будет задействована общая валюта (евро). Сообщество довольно быстро вышло за пределы рынка и стало небывалым еще в истории свободным политическим союзом государств континента с избираемым пря­мым голосованием парламентом и правительством. После рас­пада коммунистической системы абсолютное большинство ев­ропейских государств стремится войти в ЕС.

Читать еще:  Японский фондовый рынок

Таким образом, крушение колониальной системы подтолк­нуло Европу не к упадку, а к серьезному экономическому и политическому подъему. ЕС ныне концентрирует, исключая тор­говлю стран-членов союза между собой, 22% мирового импорта и 20% экспорта (США — соответственно 18 и 16, Япония — 9 и 12, Канада — 4 и 5%, остальной мир — по 47%). На долю ЕС приходится примерно 8% мирового импорта и столько же экспорта продовольствия, 7 и 2% сырья, 13 и 2% электроэнергии, 7 и 13% химических материалов, 30 и 41% машин, 35 и 34% остальных промтоваров.

Европейская интеграция дала толчок американской: офици­ально объявлено о подготовке к созданию общего рынка Север­ной Америки — США, Канады и Мексики.

Экономическая история

4. «Общий рынок» — Европейский Союз

В 50-х годах в большинства европейских государств были развитые индустриальные хозяйства. Их развитие отмечалось динамичностью и стабильностью. Быстрые темпы экономического роста дополняются началом органической интеграции в единое западноевропейское экономическое пространство. Организационное оформление этот процесс получил еще в 1951 г. Именно тогда в Париже (Парижское соглашение) было создано Европейское объединение угля и стали. В него вошли ФРГ, Франция, Италия, Бельгия, Нидерланды, Люксембург. Эта международная организация объединила каменноугольную, железорудную, металлургическую области промышленности и контролировала 60% выплавки стали, 50% добычи каменного угля в Западной Европе.

Важным шагом в интеграционном процессе было подписание Римского договора о создании Европейского Экономического Сообщества. Договор подписали в 1957 г. шесть перечисленных выше западноевропейских стран. Цель Сообщества — создать «общий рынок», обеспечить равномерное развитие, стабильность и благосостояние населения в Западной Европе. Для этого предполагалось ликвидировать таможенные барьеры и ограничение для ввоза и вывоза товаров, капиталов, оказывать содействие передвижению людей. Договор предусматривал также проведение единой торговой политики относительно третьих стран, устранение преград для движения капиталов Европейского инвестиционного банка и др. Фундаментом существования и развития Сообщества должны были быть свободная торговля и конкуренция. Евроатом, созданный в том же году, должен был координировать развитие атомной энергетики. В 1958 г. были образованы высшие исполнительный, законодательный и консультативный органы ЕЭС, соответственно: Комиссия, Совет Министров и Европарламент. Бюджет Сообщества формировался из взносов его членов.

Создание ЕЭС свидетельствовало о преодолении антагонистического противостояния в Европе между индустриальными странами, прежде всего между ФРГ и Францией. Уже в следующие десятилетия стали очевидными и неопровержимыми положительные результаты европейской интеграции. С 1 июля 1968 года был внедрен единый тариф на ввоз товаров из третьих стран. Успешно проводилась единая сельскохозяйственная политика. С 1 января 1993 г. функционирует единый внутренний рынок Сообщества, отменены остальные ограничения относительно движения товаров, услуг, капиталов и людей. Введены единые стандарты на большинство видов продукции. В ноябре 1993 г. вступил в силу Маахстрихтский договор, согласно которому Сообщество постепенно трансформируется в валютный, экономический и политический Европейский Союз с едиными внешней политикой, гражданством и валютой. 1 января 1999 г. на единую валюту — евро перешли 11 стран ЕС. На протяжении .нескольких лет евро было средством безналичного расчета наряду с национальными валютами, а с 2002 г. стало единой денежной единицей в 12 странах ЕС (к зоне евро пока что не присоединились Великобритания, Дания и Швеция).

Ныне Евросоюз — одна из мощнейших интеграционных зон мира, которая объединяет 15 стран с населением 370 млн. человек. В 1973 г. к шести государствам, которые подписали Римский договор о создании ЕЭС — ФРГ, Франции, Италии, Бельгии, Нидерландам, Люксембурга, — присоединились Великобритания, Ирландия, Дания, что усилило роль и значение организации. В 1981 г. в ЕС вступила Греция, в 1986 г. — Испания и Португалия, в 1995 г. — Австрия, Швеция, Финляндия. 12-13 декабря 2002 г. в Копенгагене состоялся исторический саммит глав государств Европейского Союза, на котором сразу 10 стран официально были приглашены вступить в 2004 г. в ЕС. 16 апреля 2003 г. в Афинах на встрече лидеров Евросоюза приглашение было подтверждено подписанием договора о принятии к этой организации десяти новых членов: Польши, Венгрии, Чешской Республики, Словакии, Словении, Латвии, Литвы, Эстонии, Мальты и Кипра. В случае положительного исхода в упомянутых странах референдумов о присоединении к Евросоюзу они с 1 мая 2004 г. станут полноправными членами ЕС. В 2007 г. можно ожидать присоединение Болгарии и Румынии. Со вступлением названных стран к Европейскому Союзу его территория увеличится более чем на треть, внутренний рынок возрастет до 500 млн. потребителей, что больше, чем в США и Японии, вместе взятых. Относительно других стран, географически размещенных в Европе, в том числе и Украины, то судьба их будущего членства в Евросоюзе пока что не определена.

Экономический потенциал Евросоюза, неустанно прогрессирующий, близок, а по отдельным направлениям и превышает экономический потенциал США. Сегодня ЕС является неопровержимым лидером мировой торговли, обеспечивая почти 40% мирового экспорта, тогда как США — меньшее 12,3% (1948 г. — 22%). ВВП ЕС составляет близко 10 трлн. долл. США, промышленное производство — 22% мирового. Страны ЕС занимают господствующие позиции в экспорте капитала, будучи по сути определяющим инвестиционным центром мировой экономики (на протяжении 1950-х гг. пять наибольших европейских инвесторов — Германия, Великобритания, Франция, Нидерланды и Швеция — обеспечивали 80% общего объема экспорта иностранного капитала). Значительное внимание отводится социальным составляющим экономической политики. Таким образом, Евросоюз имеет все шансы стать действительно глобальным центром с перспективами стойкого роста и усиления влияния на обеспечение стабильности и демократии в Европе и всему мире.

Итак, для хозяйственного развития ведущих стран мира вторая половина XX ст. стала периодом постепенной стабилизации основных областей промышленности, роста производства товаров массового потребления, повышения жизненного уровня населения.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector