Volodina-vasilisa.ru

Антикризисное мышление
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Рынок в российской экономике

Рыночная экономика

Экономика любого государства представляет собой систему сложных взаимосвязанных процессов, институтов и управленческих решений, характеризующихся определёнными признаками и особенностями, которые определяют модель экономической системы.

Рыночная экономика – определение термина

Рыночной называют экономическую модель, основанную на свободе предпринимательской деятельности, праве частной собственности, рыночном построении цен путем нахождения пересечения кривых спроса и предложения, то есть целью функционирования субъектов рыночной экономики является получение выгоды, при этом риски деятельности субъект несет и покрывает самостоятельно.

Рынок предлагает множество вариантов продукции, работ и услуг для потребителя, который свободен в своем выборе. Для производителя модель рыночной экономики предлагает условия конкуренции с иными производителями аналогичной продукции. Издержки производства ложатся на самого производителя, но и цену производитель формирует на основании своего суждения. Полученные средства (доход) производитель также распределяет самостоятельно. В рыночной модели экономики роль государства как регулятора очень ограничена.

Так как выбор товаров, работ либо услуг широкий для потребителя, между производителями возникают отношения конкуренции – основополагающие при рыночной модели экономики. Также базой будет являться право собственности, гарантирующее свободу от вмешательства посторонних лиц.

Рыночная экономика – основные черты и признаки

Основополагающими характеристиками модели данного типа экономики являются:

  • Право частной собственности как гарантия невмешательства государства и иных лиц.
  • Право на осуществление предпринимательской деятельности – оно есть у каждого субъекта, и он может самостоятельно выбрать и заниматься каким-либо видом деятельности, при этом его издержки относятся ему на расходы и субъект самостоятельно распределяет полученный доход.
  • Выбор потребителя, его спрос будет являться решающим фактором для производства товара либо оказания услуги.
  • Цена формируется за счет нахождения точек пересечения кривых спроса и предложения на рынке. Регулирование цен на продукцию со стороны государства не предусматривается, при рыночной экономике рынок регулирует себя самостоятельно.
  • При свободном выборе покупателя – что ему приобретать, а также при свободе выбора вида деятельности производителем, возникают отношения конкуренции, являющиеся отличительной чертой рыночной модели экономики.
  • Государство не устанавливает цены на продукцию, услуги, и не является главным регулятором при рыночной экономике.

Рыночная экономика – показатели развития

  1. Рост валового внутреннего продукта в пределах 2-3%.
  2. Низкий уровень инфляции и инфляционных ожиданий.
  3. Дефицит госбюждета в пределах 9%.
  4. Низкий уровень безработицы (до 6%).
  5. Положительное сальдо платежного баланса.

Особенности построения рыночной экономики в России

Экономика России ранее существовала в рамках административной модели, характеризующейся централизацией всех процессов, наличием мощного регулятора в виде государственных органов, установлением цен на определенном уровне регулятором, системой планирования. С момента распада СССР, Россией принят курс на построение экономической модели рыночного типа для вывода экономики из состояния спада.

Кардинальное изменение экономической модели развития не могло не отразиться на таких сферах, как политика, госрегулирование, социальная сфера.

Помимо затяжного спада в экономике, предпосылками перехода к рыночной системе стали:

  • наличие жесткого государственного регулирования экономики привело к образованию большой доли теневого сектора экономики;
  • малая экономическая активность субъектов экономики в связи с тотальным регулированием всех сфер деятельности;
  • формирование неверной структуры отраслей экономики, неориентированных на бытовое обслуживание, а на обслуживание и производство в сфере военной промышленности;
  • отсутствие условий свободной конкуренции, монополистические явления во многих отраслях привели к неконкурентоспособности производимых товаров;
  • совокупность данных факторов привела к кризису экономической системы, который, в свою очередь, затронул политическую, социальную систему.

Мероприятиями по переходу к рыночной экономической модели стали:

  1. Приватизация имущества, ранее монопольно принадлежащего государству.
  2. Возникновение самого стабильного слоя населения – среднего класса.
  3. Формирование связей с внешним миром на уровне политики и экономики.
  4. Создание организаций совместной формы собственности – между государственным и частным сектором, с привлечением внешнеэкономических инвестиций.
  5. Формирование устойчивых международных связей.

Рыночная экономика – способы перехода

Для окончательного формирования рыночной модели, следует определиться со стратегией перехода к ней:

  • Постепенное, последовательное проведение реформ и изменений, при котором происходит замена институтов. Характеризуется постепенным ослаблением регулирования ценообразования, экономики, социальной сферы государством.
  • Шоковая терапия – когда изменения не происходят поэтапно, а экономика отпущена «в свободное плавание», с минимальным госрегулированием. Рынок, как самый экономически эффективный инструмент, сам отрегулируется. Расходы государства резко снижаются, а ценообразование происходит рыночным методом.

Рыночная экономика в России — реальность или миф

Предпринимательство и частная собственность — основные кирпичики рыночной экономики, но почему за последние 4 года массово сокращается количество организаций? Ведение бизнеса становится опасным или не выгодным в текущих условиях?

Рыночная экономика — это, по сути, бесконечный хаос, в котором есть свой порядок. Это система взаимодействия множества людей через ценовые сигналы, а основа всего — частная собственность. Современная Россия более четверти века имеет рыночную модель экономики, каждый житель страны имеет полное право начать своё дело.

Так, по последним данным ФНС количество юридических лиц в стране составляет 3,8 млн , а индивидуальных предпринимателей4,05 млн .

Хоть в стране и слышны призывы со стороны государства в отношение населения о том, что нужно начать вести своё дело, но в действительности цифры говорят об обратном.

По данным Росстата, в 2018 году только 7,5% всех доходов населения исходили от предпринимательской деятельности, а 66,2% приходились на оплату труда.

Россия — это страна рабочего класса, где большинство россиян продолжает иметь постоянный источник дохода в виде заработной платы.

Кроме того, сегодня мы можем наблюдать ситуацию, когда в стране за последние четыре года происходит убыль количества действующих юридических лиц .

Эту наблюдаемую тенденцию можно объяснить ухудшением условий ведения бизнеса в стране. А причины такового можно назвать следующие:

1. вялое экономическое развитие — второе десятилетие 21 века для российской экономики станет периодом новой экономической нормальности, когда рост в 1-2% войдет в норму для правительства страны;

2. высокая налоговая нагрузка — ни для кого не секрет, что рост налоговых поступлений в бюджет существенно превышает рост экономики;

3. слабая покупательная способность населения из-за невысокого уровня жизни;

4. экономика государственных компаний — фактические сегодня российская экономика стала государственной экономикой;

5. отсутствие доступа к внешним источникам финансирования — во многих отраслях рентабельность бизнеса находится на уровне стоимости кредита;

6. институт банкротства юридических лиц дискредитировал себя, как эффективный способ восстановления бизнеса;

7. рост давления со стороны различных государственных структур;

8. теневая экономика — одна из особенной российской экономики, которая имеет как положительное значение для общества, так и негативное в целом для страны.

Об особенностях российской теневой экономики мы писали в предыдущей публикации , в которой поделились своим видением, почему обеление теневой деятельности сейчас невозможно.

Вывод.

Та рыночная экономика, в которой все так «благополучно» живут, со всей очевидностью работает лишь в пользу малой группы людей, которая из года в год сохраняет и преувеличивает своё финансовое благосостояние. Сегодня Росстат фиксирует, что разрыв между бедными и богатыми достигает 15,5 раз и такая ситуация сохранится в дальнейшем.

Наша страна, хоть и встала на рельсы рыночной экономики, тем не менее
даже за четверть века не смогла сформировать прочный и крепкий средний класс. Россия на сегодняшний день — это страна, в которой рабочий класс является фундаментом всей экономики. И весьма трагично осознавать, что большинство российских рабочих до сих пор имеют заработную плату не достойную их труду.

Если материал Вам был полезен, ставьте , делитесь им в соц.сетях 🎶 , выражайте своё мнение в комментариях 👍 подписывайтесь на -> канал Тем самым, Вы дадите стимулы автору ещё больше писать интересных статьей для Вас 😊

Также предлагаем подборку наших недавних публикаций:

От рынка к хозяйству: как российская экономика перестает быть таковой

Рассуждения об улучшении инвестиционного климата в России становятся все интенсивнее, а шансов, что этот климат будет хоть чем-то лучше вечной мерзлоты, — все меньше. Количество уголовных дел против предпринимателей растет; число закрывающихся компаний превышает число открывшихся; прямые иностранные инвестиции сократились с 2013 года почти в восемь раз, упав до смехотворных $8,8 млрд в 2018-м. На этом фоне отмечается стремительная консолидация активов в руках государства: с начала 2000-х годов доля банков с преимущественным госучастием выросла с 34 до 66%, а доля госкомпаний в добыче нефти — с 13 более чем до 50%.

Читать еще:  Рынок денег рынок капитала

Не те, кем кажутся

Большинство экспертов, как мне кажется, относятся к российскому государственному сектору как к некоему аналогу западных компаний, которыми владеет то или иное правительство. Таковых в странах ЕС, например, можно насчитать десятки — это железнодорожные гиганты Deutsche Bahn, SNCF и Ferrovie dello Stato Italiane, энергетические компании от Electricité de France до Gasunie, крупнейшая корпорация в сфере ядерной энергии Framatom, банки от KfW Bank и ABN AMRO до Cassa Depositi e Prestiti; под контролем нескольких европейских правительств находится EADS, производящий в том числе самолеты семейства Airbus, а Германия, Франция и Италия контролируют блокирующие пакеты акций своих основных операторов мобильной связи. Однако все это не мешает упомянутым корпорациям быть вполне эффективными: например, выручка на одного занятого в Deutsche Bahn в 2018 году более чем в пять раз превышает аналогичный показатель РЖД.

Казалось бы, и российские «национальные чемпионы» могут быть успешными. Но проблема в том, что если в Европе государственные компании работают на конкурентном рынке, продавая товары и услуги частному сектору или гражданам, то в России они все больше ориентируются на другие госкомпании. В 2018 году бюджетные закупки, подпадавшие под действие закона № 44-ФЗ, осуществлялись государством у государственных же компаний на 51% в сфере здравоохранения, на 65% — в услугах, связанных с научной и инженерно-технической деятельностью, и на 77% — в финансовом секторе. 72% выручки «Ростеха» с его 443 тыс. занятых обеспечивается госзаказом или экспортом по линии «Росвооружения». Кроме того, в последние годы в стране возникла большая группа компаний, которые формально являются частными, но не могут существовать без бюджетных заказов (вспомним рейтинги «королей госзаказа» от Forbes); вокруг госкорпораций сложились пулы подрядчиков и посредников, практически исключающие конкурентную борьбу. Около 95% закупок бюджетных организаций и более 90% поставок для госкомпаний осуществляется без конкурсов и других конкурентных процедур. Налоговые льготы, субвенции, государственно-частное партнерство — все эти инструменты скорее искореняют конкуренцию, чем помогают компаниям, по тем или иным причинам находящимся в сложной ситуации.

Огосударствление далеко не всегда ведет к подрыву рыночных механизмов; фактический переход под контроль государства ряда банков и финансовых компаний в США в ходе кризиса 2008–2009 годов не имел подобных последствий. В Европе государственный сектор как субъект хозяйствования вызывает куда меньше критики, чем государство как регулятор, удерживающее крайне высокие налоги и социальные платежи. В России, на мой взгляд, все складывается иначе по двум причинам.

С одной стороны, государство осознанно противопоставляет себя бизнесу и людям, усиливая регуляторную функцию, повышая налоги и считая, что оно лучше выберет приоритетные направления развития. Однако, по мере того как этот процесс обретает все большие масштабы, оказывается, что экономический результат вторичен, куда важнее достижение политических или пропагандистских результатов. По сути, сегодня под маской формально рыночных институтов идет активное восстановление плановой экономики, хотя по многим показателям результативности она и не дотягивает до советской.

С другой стороны, система взаимодействия между бюджетом/госкорпорациями и формально коммерческими организациями, бенефициарами которых выступают чиновники или близкие к ним предприниматели, открывает широкие возможности неформального перераспределения средств в интересах правящей элиты. Коррупционные преступления выявляются ежедневно даже при отсутствии масштабной борьбы с коррупцией, а связки между чиновничеством и бизнесом давно никого не удивляют (можно вспомнить хотя бы аграрные активы семьи экс-министра сельского хозяйства Александра Ткачева).

На мой взгляд, в последние годы в России оформилось движение в сторону экономики, которая исключает бизнес, понимаемый как участие в конкурентной борьбе с непредсказуемым результатом, и основывается на сложной системе формальных и неформальных договорных отношений.

В английском языке термины business и economy имеют предельно расширительное значение, и к ним можно отнести любую хозяйственную деятельность. Однако и в русском, и, например, в немецком существуют довольно четкие смысловые различия между «экономикой» и «хозяйством», Ökonomie и Wirtschaft. Тут нельзя назвать «экономикой», или Ökonomie, натуральное хозяйство, например, как, строго говоря, и контролируемое обществом «народное хозяйство», или Volkswirtschaft. И мне кажется, что применение к российским реалиям понятия «экономика» становится сегодня все более условным. На наших глазах экономика и бизнес исчезают как системные явления, заменяясь хозяйством — процессом производства и распределения благ, основанным на материальной заинтересованности хозяйствующих субъектов, но не на законах рынка. Подзабытый с советских времен термин «народное хозяйство» во все большей мере применим к России, где настоящий бизнес чувствует себя все менее уютно.

Какие долгосрочные последствия может иметь трансформация экономики в хозяйство для России и россиян?

Во-первых, это смещение акцента с результата на процесс, завышение сметной стоимости любых предпринимаемых с одобрения власти проектов, несоотнесенность издержек и конечного экономического эффекта, появление массы бессмысленных с точки зрения интересов населения проектов, обеспечивающих успешное «освоение» ресурсов. Процессы эти в последние годы нарастают лавинообразно.

Во-вторых, это тотальное смещение основного внимания с потребителей, что в целом свойственно рыночной экономике, на производителей, как это принято в плановой. Ради этого усиливаются меры таможенной защиты, дается карт-бланш монополистам, повышаются тарифы, устанавливаются стандарты, позволяющие понижать качество товаров и услуг.

В-третьих, это трактовка успешности государства не по объему предоставляемых гражданам общественных благ, а исключительно на основании его способности концентрировать необходимые власти ресурсы. Именно поэтому повышение налогов и пенсионного возраста, равно как и «оптимизация» здравоохранения и образования, становится характерной чертой нашего общества, и поворота вспять ждать не стоит.

И наконец, это полное пренебрежение к побочному эффекту «хозяйственной» деятельности государства и государевых людей: экстерналии в наши дни интересуют властей предержащих даже в меньшей мере, чем в советское время. Лесные пожары в Сибири или разливы нефти на нефтепроводах — лишь одни из немногих тому подтверждений.

Модель экономики России: перспективы развития и экономические проблемы.

Мы смотрим экономические программы, слушаем новости и порой теряемся: разнообразные мнения и прогнозы о будущем нашей страны, то позитивные, то негативные способны любого сбить с толку. Какова же реальная ситуация в экономике России и чего ждать нам, обычным гражданам? Этой теме посвящен мой сегодняшний обзор.

Экономика России после перехода к рыночной системе

В начале 1990-х годов Россия начала переход к рыночной экономике. Это был долгий и нелегкий период, поскольку новый рыночный подход перевернул сложившуюся основу советского хозяйства и оказался во многом ей противоположным.

Никто толком не знал, как работать в новых условиях, как управлять экономикой. Но несмотря на все трудности, за эти годы страна увеличилась по своему производственному потенциалу. Хотя есть и проблемы, возникающие вследствие как внешних, так и внутренних факторов. Рассмотрим, каковы же особенности современной экономики России.

Естественные монополии

Особенности переходной экономики России состоят в ее противоречивости. Некоторые отрасли хозяйства вышли на новый уровень развития, соответствующий западному, например, военно-промышленный комплекс. В других же продолжается воспроизводство в тех же устаревших формах. Так, большую роль в экономике России продолжают играть естественные монополии.

Экономическая теория дает следующее определение естественной монополии — это рыночный сегмент, где конкуренция неэффективна (например, если речь идет о разработке природных ресурсов). Применительно к российскому рынку более точное определение естественной монополии будет звучать так: это возможность какого-либо субъекта получать большой доход за счет расширения производственных мощностей. Иными словами, это преимущество крупного производства.

К естественным монополиям в России на сегодняшний день относятся:

  • «Российские железные дороги»;
  • ОАО «ЕЭС России»;
  • ОАО «Газпром»;
  • предприятия нефтяного комплекса;
  • авиационная промышленность;
  • производство энергетического оборудования;
  • автомобилестроение и др.
Читать еще:  Внешний рынок труда преимущества и недостатки

С одной стороны, монополия препятствует свободной конкуренции, но в то же время она позволяет экономить на издержках. Поэтому если просто ликвидировать естественную монополию, издержки вырастут, и, как следствие, повысятся цены на ее продукцию.

Поэтому до тех пор, пока в экономике страны отсутствует иной способ воспроизводства товаров и услуг, кроме монополистического (как, например, случилось с телефонной связью после появления мобильных операторов), единственный метод контролировать монополии — это управлять ими со стороны государства.

Факторы экономического роста

В экономической науке выделяется два типа экономического роста:

  1. экстенсивный, при котором рост объемов производства происходит за счет увеличения производственных факторов — земли, сырья, оборудования, рабочей силы и т.п.;
  2. интенсивный, когда производство увеличивается посредством применения более совершенных технологий и других факторов производства под действием научно-технического прогресса.

В чистом виде экстенсивный и интенсивный экономический рост не прослеживается ни в одной стране мира. Но в нашей стране интенсивный фактор составляет не более 30% в общем приросте товаров и услуг. В Западной Европе, США и Японии доля интенсивных факторов в воспроизводстве имеет долю не менее 50%.

Экономический рост определяется такими факторами, как:

  1. природные ресурсы;
  2. трудовые ресурсы;
  3. основные фонды (оборудование предприятий, транспорт и пр.);
  4. научно-технический прогресс;
  5. совокупный спрос.

Каждый из этих факторов по-своему влияет на развитие экономики, но в то же время все они взаимосвязаны.

В экономике России определяющую роль играет добыча нефти и газа, а большая часть государственных доходов формируется за счет экспорта энергоносителей. В связи с мировыми событиями, происходящими с 2014 года, прослеживается стабильное снижение цен на сырье и энергоресурсы. И это, начиная с 2015 года, приводит к образованию и увеличению дефицита государственного бюджета.

Такая модель экономического роста в современных условиях обнаружила все свои слабые стороны. В сложившейся ситуации возникает острая необходимость построения экономической структуры, которая будет ориентирована не на экспорт сырья и позволит получить устойчивый рост экономики.

Важная роль в создании такой структуры принадлежит государственному сектору. Именно оно может и должно создать условия для разработки и внедрения новых технологий в различные отрасли производства.

Внешнеполитическая ситуация и экономика страны

С конца 2014 и до 2016 года российская экономика обнаружила очевидный спад: сократился ВВП, упала стоимость национальной валюты. Санкционный режим изолировал Россию на международном рынке, она утратила многие внешнеэкономические связи, что еще более усугубило последствия от падения цен на «черное золото». Существенно обременили экономику затраты на поддержку военного сектора в рамках программы модернизации, действующей до 2020 года.

Довольно серьезные экономические проблемы в долгосрочной перспективе может принести демографический спад. В течение последних 10 лет прирост населения страны является минимальным. А это — существенное сокращение рынка трудовых ресурсов в недалеком будущем. Если до сих пор эту ситуацию можно было компенсировать за счет мигрантов, приезжающих работать в нашу страну, то в дальнейшем эта тенденция рискует существенно снизиться вследствие снижения уровня реальных заработных плат.

Старение российского населения говорит еще и о том, что все большее число людей становятся зависимы от государственных выплат в виде пособий, пенсий и т.д., что еще сильнее нагружает бюджет, и без того страдающий от дефицита средств.

С 2017 года в экономике России наблюдается медленный, но положительный рост. Многие аналитики говорят о том, что Россия смогла адаптироваться к внешнеполитическим условиям. Санкции и экономический спад послужили росту выпуска и экспорта товаров, не относящихся к энергоносителям, например, пшеницы. В связи с чем в сельском хозяйстве был зафиксирован рост в среднем на 3%, и он имеет весьма устойчивую тенденцию.

Рост инвестиций в оборонную промышленность, хотя и создает нагрузку на бюджет, но при этом имеет и положительное влияние на экономику страны. Увеличение расходов на производство кораблей, самолетов, космических аппаратов и тому подобного стало стимулом для роста промышленного производства.

Несмотря на то, что экономика России переживает спад, в прогнозах российских и западных экономистов отсутствует вероятность дефолта или крупномасштабного кризиса, такого, какой произошел, например, в 1998 году. Сегодняшняя ситуация отличается меньшим размером государственного долга, а это значит, что стране будет не настолько сложно преодолеть негативные тенденции в экономике.

Смотрите интересное видео по теме, доступное по ссылке:

Рыночная экономика в России — миф или она существует?

Последние 25 лет мы живем в условиях рыночной экономики. Нам говорили, что только рыночная экономика объективна и может избежать перекосов экономики плановой, что только она может дать разнообразие качественных и доступных товаров, устранить дефицит и явить нам настоящее счастье истосковавшегося по изобилию потребителя. И вот она пришла. Изобилие есть. Дефицита нет. Но действительно ли все так уж по-рыночному? Давайте попробуем разобраться.

Когда мы говорим о рыночной экономике, то что мы имеем в виду? На чем основана уверенность, что рыночная экономика – это устойчивая и саморегулирующаяся система, способная обеспечить максимальную эффективность использования ресурсов и, как следствие, максимальное количество и качество благ для потребителя? Что является основой саморегуляции этой системы?

Если проследить логические цепочки до самого начала, то можно найти эту самую основу рыночной экономики: постулат о том, что истиной в последней инстанции является договор между покупателем и продавцом товара или услуги. То есть в рыночной экономике именно покупатель решает, какой товар является качественным, соответствует его потребностям и достоин того, чтобы заплатить за него запрашиваемую цену. И именно свобода покупателя в выборе качественного продукта обеспечит то, что производители качественных товаров будут на коне, а все остальные канут в небытие в силу честной и здоровой конкуренции.

Что нужно, чтобы покупатель мог сделать верный выбор и обеспечить действие основного постулата рыночной экономики? Вывод напрашивается сам собой: среднестатистический (это важно!) покупатель должен иметь всю исчерпывающую информацию о предлагаемом ему товаре и соответствующую квалификацию для того, чтобы эту информацию адекватно проанализировать. И вот тогда всем недобросовестным производителям несдобровать. Давайте попробуем разобраться, выполняются ли эти условия в реальности?

Начнем по порядку: есть ли у потребителей в реальности достаточная информация о приобретаемом товаре? Казалось бы, в чем проблема в наше время интернета, всеобщей свободы и доступности информации? На первый взгляд, проблем нет, и можно переходить ко второму критерию.

Но давайте не будем торопиться. Случайно несколько лет назад я обнаружил забавные с точки зрения адептов рыночной экономики работы Джорджа Акерлофа, Майкла Спенса и Джозефа Стиглица по рынкам с асимметричной информацией. Да не простые работы. За них авторам была в 2001 году присуждена премия памяти Альфреда Нобеля по экономике (можно посмотреть, например, здесь. О чем эти работы?

Проанализировав рынки подержанных автомобилей, набора персонала и страховых услуг (соответственно) авторы пришли к выводу, что покупатели товара не всегда обладают достаточной информацией о продукте, чтобы сделать обоснованный и оптимальный выбор. Давайте посмотрим на примере рынка подержанных автомобилей. Предположим, что перед покупателем стоят два автомобиля, совершенно одинаковые по модели, комплектации, году выпуска и пробегу на одометре. Только один стоит 10 тыс. долларов, а второй – 15 тыс. Какой купить? У среднестатистического покупателя нет возможности (да и желания) проверить информацию сверх той, что указана продавцом. Да-да, не смейтесь, 80% покупателей даже и не подумают повезти автомобиль для проверки (я сам удивляюсь, но это суровая правда жизни: покупатели по собственной воле покупают кота в мешке; в чем причина этого явления можно обсуждать, но это факт). То есть в реальной ситуации покупатель в большинстве случаев полагается на информацию продавца и внешний вид продукта. Но ведь продавец может и приукрасить подаваемую информацию, которую покупатель даже не будет перепроверять…

Налицо ситуация, когда покупатель, в отличие от продавца, не обладает необходимой информацией для принятия оптимального решения. Джордж Акерлоф с удивлением обнаружил, что в данной ситуации покупатели обычно выбирают товар с минимальной ценой просто потому, что никакой уверенности в качестве более дорогого товара нет, а при покупке более дешевого варианта хоть деньги на ремонт останутся в случае чего. Казалось бы, в чем проблема? А она есть. Посмотрим на ситуацию с точки зрения продавца. У него есть автомобиль, за которым он следил, мало ездил, потому что работа рядом, поэтому состояние автомобиля отличное. Но продать его по реальной цене он не может, потому что на рынке правит бал среднестатистический вариант со среднестатистическим техническим состоянием, и покупатели не готовы платить больше за его хороший авто, потому что не могут убедиться в его качестве. Что остается владельцу?

Читать еще:  Рынок в условиях несовершенной конкуренции

Есть три варианта: 1 — смириться с ситуацией и продать хороший автомобиль по среднестатистической цене; 2 – «укатать» авто до среднестатистического состояния и продать по рыночной цене; 3- «укатать» авто до состояния полного хлама, потом «подшаманить» внешний вид и продать все по той же среднерыночной цене. Что выберет владелец в большинстве ситуаций? Правильно, вариант 3. Вроде бы все логично. Но есть одно неприятное следствие: в конце концов на рынке не останется хороших автомобилей, потому что хозяева предпочтут укатывать их до полного износа и продавать по сложившейся рыночной цене, которая постоянно будет снижаться вслед за качеством товара.

Итак, мы имеем ситуацию, когда на рынке присутствуют сегменты, в которых покупатели не обладают достаточной информацией о продукте и вынуждены при выборе руководствоваться лишь теми данными, которые предоставил продавец. И это приводит к искажению достоверной информации и в итоге к снижению качества товара, а не к его росту, как утверждают рыночные постулаты. Помните анекдот про поручика Ржевского, когда тот поехал в Европу и с удивлением узнал, что при игре в карты там джентльмены друг другу верят на слово? И итог этого анекдота, когда Ржевский говорит: «Вот тут-то мне карта и пошла!». Вот в этих сегментах примерно та же ситуация. То есть, по сути, в некоторых сегментах рыночные механизмы не работают в силу асимметричности информации, которая есть у продавца и у покупателя. И это приводит не к устойчивости и саморегуляции рыночной системы, а к ее деградации. Ну и ладно, скажете вы. В чем проблема? Не хочешь нарваться на обманщиков, покупай новый авто.

На первый взгляд, вы правы. Но вот я решил посмотреть, есть ли еще такие сегменты кроме тех, за анализ которых выплатили нобелевский гонорар? И вот, что у меня получилось.

  1. Автомобили (те самые, новые). Вам кажется, что уж здесь, в отличие от подержанных авто, информации о продуктах у потребителей достаточно, потому что есть куча автомобильных изданий, которые рассматривают каждую модель под микроскопом? И вы точно можете выбрать оптимальный по соотношению качества и цены вариант? Тогда почему же затраты на эксплуатацию одного автомобиля (если рассчитать их на основании данных Росстата) на протяжении последних 15 лет росли в среднем на 20% в год? И это в целом по автопарку. А по новым авто, по моим оценкам, рост затрат на эксплуатацию составил более 30%(!) в год. И еще нужно учесть, что средний срок эксплуатации автомобилей с 90-х годов сократился примерно вдвое. То есть раньше европейские автомобили имели ресурс в 400-500 тыс. км и 20-30 лет, а автовладелец в среднем в год терял менее 5% стоимости авто. Сейчас же автомобили с трудом дотягивают до 200 тыс. км и 10 лет (после чего дороговизна эксплуатации внешне вполне приличного автомобиля не оправдывается низкой остаточной стоимостью), а владельцы теряют почти 10% стоимости авто в год. Это мы осознанно выбираем себе такое «счастье» в виде потери качества с одновременным ростом затрат? Или все-таки автопроизводители рекламируют всякие второстепенные копеечные опции, а важнейшую информацию о заложенном ресурсе и реальной стоимости владения прячут за семью печатями? Я думаю, что верно второе.
  2. Лекарства. Казалось бы, есть объективные клинические испытания. И, видимо, их результаты должны быть доступны всем потенциальным покупателям при выборе лекарств. Вернее, до недавнего времени казалось. Пока не разразился скандал с Тамифлю (например, здесь или здесь). И надзорные органы, и ВОЗ имели недостоверные данные об эффективности препарата с многомиллирдными объемами продаж. Когда скандал стал раскручиваться, выяснилось, что Тамифлю – это только надводная часть айсберга. Тут же всплыли проблемы с тем, что у других препаратов также не все ладно с клиническими испытаниями. Я хотел привести много ссылок на первоисточники, но это очень сложно технически, просто потому, что мне, как потенциальному потребителю, так и не удалось найти в сети хоть какой-то официальный источник, где есть систематизированная и проверенная информация о сравнительной эффективности лекарств. То есть можно с уверенностью констатировать, что доступной среднестатистическому покупателю достоверной информации, которая бы помогла при выборе фармпрепаратов, нет. И мы вынуждены при покупке ориентироваться на все, что угодно, только не на реальную эффективность.
  3. Продукты. И состав на упаковке вроде бы пишется, и передачи типа «Контрольной закупки» есть. Значит, мы знаем о продуктах все и можем осознанно выбирать лучшие? Как бы не так! Антибиотики, стимуляторы роста (коих только разрешенных под пять десятков), гормоны, гербициды, красители (например, цвет «красной рыбы» определяется исключительно концентрацией красителей) — постоянные спутники самых, казалось бы, «натуральных» продуктов, таких как мясо, рыба, овощи. Вы знаете, сколько их в каждом из продуктов, которые покупаете? Или знаете, где это можно узнать? Вы знаете, почему обычное пастеризованное молоко сегодня не сквашивается в простоквашу, как это было когда-то в детстве, а превращается в какую-то непонятную желеобразную горькую субстанцию? Вы знаете, какова доля муки, а какова — улучшителей в тех булочках, которые вы покупаете? Мне известен случай (со слов самого технолога), когда для снижения себестоимости долю муки в хлебобулочных изделиях снизили до 30%(!) без потери внешнего вида, фактуры и вкуса. И эти изделия легли на полку одной из крупнейших продовольственных сетей как натуральный продукт. Итак, с уверенностью можно говорить, что среднестатистический покупатель не имеет необходимой информации о качестве продуктов и при выборе пользуется только их внешним видом и вкусом. Налицо еще один сегмент с асимметричной информацией, в котором не выполняются постулаты рыночной экономики.

Я могу перечислять еще много товарных категорий, где мы реально покупаем «кота в мешке», то есть где мы, как покупатели, не имеем достоверной информации о качестве продуктов и вынуждены опираться на какие-то косвенные признаки и гордые заявления производителей: бытовая техника, бытовая химия, платное образование, информация (СМИ, интернет), одежда и обувь, товары для ремонта и т.д. и т.п. А вообще, есть ли такие продукты, о качестве которых мы имеем достоверную информацию? Уверен, что есть. Но я их, к сожалению, не знаю.

Что же получается в итоге?

В подавляющем большинстве товарных категорий среднестатистический потребитель не имеет достоверной информации о качестве приобретаемых продуктов, необходимой для обоснованного и оптимального выбора товара в процессе покупки, и вынужден опираться на ту информацию, которую предоставляют производители. В итоге вместо саморегулирующейся системы, обеспечивающей высокое качество продукции, мы получаем в этих категориях систему деградирующую, в которой господствуют низкокачественные товары (помните, это было доказано в работах экономистов, о которых мы говорили в начале статьи?). И эти категории на сегодняшний день составляют подавляющую часть потребительского рынка. Или уже, видимо, не рынка, а какой-то иной системы, где правит бал производитель и основные прибыли делаются не а удовлетворении потребностей, а на некомпетентности потребителей (отсутствии у них необходимой информации).

Но, может быть, вы можете привести примеры товарных категорий, где у среднестатистического потребителя есть вся необходимая информация для принятия оптимального и обоснованного решения о покупке? Я готов выслушать и проанализировать ваши примеры.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector